«Все ожидают роста». Андрей Трубецкой – об экономике района

09:45
2698
«Все ожидают роста». Андрей Трубецкой – об экономике района

Сургутский район – снова лидер инвестиционного рейтинга Югры. Сегодня в рамках рубрики «Район в деталях» мы говорим с главой муниципалитета Андреем Трубецким об инвестклимате района, местном производстве и поддержке предпринимателей.

Ведущая:

Андрей Александрович, добрый день!

Андрей Трубецкой, глава Сургутского района:

Добрый день.

Ведущая:

Пятый год подряд Сургутский район – лидер инвестрейтинга Югры. Поздравляю.

Андрей Трубецкой:

Спасибо!

Ведущая:

Во-вторых, расскажите, пожалуйста, за счёт чего Вам удаётся поддерживать столь высокую планку? Это удобные условия для инвесторов, поддержка предпринимателей?

Андрей Трубецкой:

Там 41 показатель. Но это, действительно, такая комплексная, вернее, системная оценка деятельности органов местного самоуправления. Там и административные барьеры, которые зависят от ОМСУ (органов местного самоуправления, прим. ред.). Это и сроки выдачи ГПЗУ (градостроительного плана земельного участка, прим. ред.), и время подключения к ресурсоснабжающей организации, то есть к теплу, воде, стокам, к электросетям, выдача разрешений на строительство. То есть, собственно, и меры поддержки, которые предлагает муниципалитет. И оценка бизнес-сообщества. То есть оценочные показатели.

Ведущая:

Со всех сторон…

Андрей Трубецкой:

Да, со всех сторон оценивается деятельность органов местного самоуправления по созданию благоприятного инвестклимата.

Ведущая:

А по итогам полугодия есть ли уже цифры по объёму инвестиций в основной капитал? Какая динамика в сравнении с аналогичным периодом прошлого года?

Андрей Трубецкой:

Она меньше. Если мне память не изменяет, 95 процентов к уровню прошлого года. Если смотреть в цифры, то и объём промпроизводства немножко снизился, на полтора процента. Но и добыча, самый главный показатель, добыча полезных ископаемых – 94,5 процента. Санкции, решения ОПЕК по сокращению добычи нефти, они, конечно, сказались. А 95 процентов промпроизводства – это добыча нефти и газа на территории района. Но если сокращаются объёмы добычи, то, естественно, и инвестиции падают.

Ведущая:

А на доходы в бюджет района это как-то повлияло?

Андрей Трубецкой:

Нет. Собственные – налоговые и неналоговые – доходы бюджета, то есть собственные доходы бюджета за первое полугодие двадцать первого года к аналогичному периоду двадцатого года – плюс 210 миллионов рублей. Ну и за прошлый год у нас 51 новый налогоплательщик на территории района, за первое полугодие - 44.

Ведущая:

Сейчас в России восстанавливается квота по добыче по соглашению со странами ОПЕК+. То есть, возможно, к концу года добыча у нас увеличится. А есть ли какая-то прогнозируемая цифра по инвестициям на конец 2021 года?

Андрей Трубецкой:

Да, мы прогнозируем рост и ВРП, то есть валового регионального продукта, который производится на территории района, и, соответственно, инвестиции в основной капитал. По крайней мере, с основными компаниями, которые работают на территории района, мы проговорили, поскольку от этого зависит и налоговая база. То есть все ожидают роста.

Ведущая:

Про крупные инвестпроекты на территории района. В 2020 году снизилось их количество с четырёх до двух по объективным причинам. Расскажите, пожалуйста, о реализации оставшихся крупных инвестпроектах, в какой стадии они находятся.

Андрей Трубецкой:

На территории района реализуются 196 крупных инвестпроектов. Вы говорите о тех приоритетных, которые были одобрены на инвестсовете района, округа и по которым земельные участки были выделены без торгов. А всего крупных проектов на территории района около двухсот единиц.

А вот по приоритетным, да – с четырёх до двух сократилось. Один проект связан с реализацией ТенарисСеверсталь завода по производству металлопроката. Там есть небольшая задержка, связанная как раз с мировой конъюнктурой, теми ограничениями, которые действуют в отношении России и производителей российских. Есть, скажем так, опасения, что продукция будет не востребована и на мировом рынке, и на внутреннем с учётом тех ограничений, о которых мы говорили – по ОПЕК по добыче нефти. Но сейчас вроде бы всё в рост, поэтому есть надежда, что проект будет реализован.

Ведущая:

А с ТенарисСеверсталь ведутся какие-то переговоры, когда они перейдут ко второму этапу? Или пока всё, как есть?

Андрей Трубецкой:

Ещё раз говорю: есть полугодовая задержка, но как только они будут уверены в мировой конъюнктуре, спросе на внутреннем рынке, вот та ситуация, надежда на возобновление роста добычи нефти, собственно говоря, позволяет им с какой-то, с каким-то оптимизмом смотреть на продолжение этого проекта.

Разрешение на строительство выдано, земельный участок сформирован, предоставлен инвестору. То есть сейчас мяч полностью, что называется, на их поле.

И по ПСТ-логистик – создание крупнейшего в Западной Сибири логистического центра. Один мы открыли в декабре месяце – Магнит.

Ведущая:

В Солнечном.

Андрей Трубецкой:

Да, на территории сельского поселения Солнечный. Тысяча новых рабочих мест. Тоже крупнейший в Западной Сибири. Но этот ещё больше будет.

Ведущая:

Вернёмся к промышленному производству.

А какие сферы показали всё-таки, может быть, прирост, а за счёт каких у нас небольшое снижение. За счёт нефти, мы уже проговорили.

Андрей Трубецкой:

Основное снижение, конечно, по добыче полезных ископаемых – 5,5 процента. Энергетика – снижение. По всем остальным направлениям – рост.

Ведущая:

То есть в целом мы можем сказать, что ситуация после таких ковидных потрясений в производственной сфере стабилизируется.

Андрей Трубецкой:

Она стабилизируется. То есть особого снижения не было. Ещё раз хочу (сказать, прим. ред.) – снижение связано с ограничениями на рынке нефти. А всё, что зависит от внутреннего потребления, то есть пока вот эта ковидная ситуация, она на внутреннем потреблении, на, скажем так, платёжной способности населения не сказалась.

Ведущая:

Про малый бизнес на территории района. В целом по России, безусловно, пандемия коснулась всех – предприятия закрывались. По итогам полугодия в районе какова динамика? Регистрируются ли у нас новые малые и средние предприятия, много ли населения в них занято?

Андрей Трубецкой:

Да. Прирост по занятым СМСП (СМСП – это субъекты малого и среднего предпринимательства). За первое полугодие рост две тысячи человек! С пяти там с копейками до семи с половиной тысяч человек в малом и среднем бизнесе. Ну и (число, прим. ред.) субъектов малого и среднего бизнеса на 150 единиц выросло.

Ведущая:

Это ещё за счёт мер поддержки, которые оказываем мы?

Андрей Трубецкой:

Да. В этом году мы направим более 25 миллионов рублей. Из них три миллиона – это бюджет округа, а 23 миллиона – бюджет района. То есть я много раз это говорил, мы единственный муниципалитет в Югре, который на поддержку малого и среднего бизнеса тратит больше денег, чем выделяется из округа, за счёт средств местного бюджета.

Это, собственно говоря, даёт эффект. За первое полугодие этого года от малого и среднего бизнеса мы получили налогов, поступлений в бюджет 116 миллионов – это на 40 процентов больше, чем в прошлом году.

Ведущая:

А в общей доле поступлений?

Андрей Трубецкой:

Это, конечно, немного.

Если наш бюджет там за первое полугодие, грубо говоря, около трёх миллиардов, то 116 миллионов – это не так много.

Но, извините, за полгода рост на 40 процентов. Конечно, в абсолютной цифре это порядка 40 миллионов рублей, не так уж много, но это рост!

Ведущая:

Про относительно новый налог на территории региона, ну и для России в целом – налог на профессиональный доход. Про самозанятых. Как с ними обстоят дела, насколько активно наши жители регистрируются?

Андрей Трубецкой:

Полторы тысячи человек за полгода.

Ведущая:

Часто сами самозанятые говорят, что, ну, безусловно, это не малые и средние предприятия, но меры поддержки, они ориентированы именно на малых и средних предпринимателей. Что-то для самозанятых в районе будем разрабатывать как-то? Или уже, может быть, поддерживаем их...

Андрей Трубецкой:

Вы знаете, вот я всегда говорю, не стоит изобретать колесо. Проще вот тех же предпринимателей спросить, чем им помочь?

Вот в прошлом году, когда пандемия началась, мы собрали предпринимателей и спросили, чем помочь. Они говорят: ребята, нам тяжело содержать персонал. Вот введите новую меру поддержки, там хотя бы до МРОТ оплачивать, оплату труда персоналу. Всё, то есть мы по их по заявке такую меру поддержки у себя – мы были первые в Югре, все остальные там пошли по нашему пути – ввели.

Пока самозанятые как-то затрудняются сформулировать, чем им помочь. А по самозанятым, знаете, ещё какая интересная тенденция: то есть, если субъекты малого и среднего предпринимательства в основном заявляются на финансовые меры поддержки – гранты, субсидии, то самозанятые в 90 процентах случаев обращаются за консультативной поддержкой. То есть им нужна консультация – как зарегистрироваться, какие документы нужны, как сдавать отчёт... Вплоть до того, что помогите сформировать отчёт там для налоговой. То есть 90 процентов обращений от самозанятых – это меры консультативные, им нужна консультация.

Ведущая:

Про малые предприятия. Если у них экспортный потенциал. Я знаю, что Сургутмебель, по-моему, у нас на экспорт поставляет. А какие-то еще предприятия, есть запрос?

Андрей Трубецкой:

Велес. Да, Велес. Пошла продукция в Китай.

Ведущая:

Уже?

Андрей Трубецкой:

Да, давно. Где-то может быть даже за державу обидно, но вот китайцы активно покупают.

Ведущая:

А какие-то ещё другие планы на расширение в другие страны?

Андрей Трубецкой:

У них такая заявка, что они там сейчас ездят, смотрят, собираются другие предприятия скупать, чтобы развивать свою промышленную базу, увеличить тот объем производства. У них объём такой, что спрос на их продукцию в десятки раз превышает в настоящее время тот объем, который они могут произвести.

Ведущая:

То есть Велес будет расширяться определенно?

Андрей Трубецкой:

Да.

Ведущая:

И про бюджет. Потому что уже можем сказать об исполнении по итогам полугодия.

Андрей Трубецкой:

По исполнению 100 процентов, но собственные доходы мы прирастили к уровню прошлого года в первом полугодии на 210 миллионов рублей.

Ведущая:

А по итогам года профицит будет?

Андрей Трубецкой:

Нет, профицита не может быть. Профицит – это значит неэффективное управление бюджетом. То есть деньги были, а мы их не потратили. То есть не построили, не отремонтировали, не благоустроили. Поэтому бюджет у нас всегда принимается с дефицитом. Но дефицит должен быть контролируемым, управляемым. С тем, чтобы доходы, которые мы планируем добыть, в частности, от увеличения налоговой базы, с ожидаемым ростом объёма добычи нефти, с привлечением новых сервисных предприятий на территорию района, он покрыл вот этот дефицит, который мы сами себе запланировали.

Ведущая:

Понятно, что большая часть – это налоговые поступления, если мы говорим о бюджете. А по неналоговым поступлениям: есть ли какая-то динамика и по их доле, и по их структуре?

Андрей Трубецкой:

У нас рост и по налоговым – 140 миллионов (рублей, прим. ред.), и по неналоговым доходам – 70 миллионов. Вот это итоги 210 миллионов, о которых я говорю.

Бюджет любого муниципального образования состоит из собственных доходов (это как раз налоговые и неналоговые доходы) и межбюджетных трансфертов от бюджетов вышестоящих уровней. В нашем случае это федерация и округ. Вот львиная доля. Сейчас такая бюджетная политика, что все муниципалитеты - они дотационные. И даже Сургутский район, на территории которого добывается 20 процентов всей российской нефти, он тоже дотационный.

То есть у нас по году распределяется так: собственных доходов, грубо говоря, пять восемьсот (5,8 млрд рублей, прим. ред.), трансфертов из вышестоящих бюджетов - 7, 8, 9 миллиардов. То есть на процентов 60-70 у нас бюджет формируется за счёт поступлений из вышестоящих бюджетов. Поэтому на поступления из бюджетов верхних уровней нам сложно повлиять, мы только просить можем. А там уже дадут, не дадут – это как получится.

А вот над собственной доходной базой мы работаем: активно встречаемся с нефтяными компаниями, убеждаем, что на территории района выгоднее регистрировать подрядные организации. То есть провели большую работу по кадастровой оценке земли, по ставке налога на землю. И вот, допустим, какая-то нефтяная компания там приобретает лицензионный участок, мы едем и говорим, что у нас стоимость, кадастровая стоимость земли вот такая, а у соседей вот такая. У нас ставка налога на землю вот такая, а у соседей вот такая. Поэтому у нас выгоднее регистрировать.

Ведущая:

Все ещё про деньги, но теперь больше про людей. Про занятость. Пандемия ударила также и по рынку труда. В целом по России и по Югре естественно тоже. По первому полугодию есть в районе восстановление?

Андрей Трубецкой:

Да. Если у нас на начало года было 1700 безработных, то сейчас 400.

Ведущая:

А число вакансий? Оно достаточно?

Андрей Трубецкой:

1200.

Ведущая:

Можно говорить, что и рынок занятости восстанавливается?

Андрей Трубецкой:

У нас количество вакансий оно и не снижалось. Я не хочу это каким-то образом комментировать, но те послабления, которые были в пандемийный период, там фактически достаточно было заявлений для того, чтобы зарегистрироваться в качестве безработного и получать там помощь. То сейчас это проводится чистка этих списков, перечня безработных. Но и ещё раз хочу сказать, на начало года 1700 числилось в центре занятости безработных, сейчас 420 человек.

Ведущая:

И еще один волнующий людей момент касательно денег, это вся федеральная повестка – рост цен на продукты. В районе мониторят?

Андрей Трубецкой:

Да.

Ведущая:

Какой у нас индекс роста потребительских цен?

Андрей Трубецкой:

Мониторинг производится по продуктовой линейке, поэтому овощи до пяти раз подорожали, крупы - 130-170 процентов, картошка - 30 процентов. Лимоны подешевели.

Для меня как для экономиста абсолютно непонятна природа роста цен. Здесь, конечно, должна заниматься федеральная антимонопольная служба. Не знаю, занимаются, не занимаются. Мы мониторим регулярно, еженедельно, отмечаем рост цен. Я такой же человек, хожу по воскресеньям в О'кей. Покупаю на неделю продукты и если там раньше корзинку удавалась на пять тысяч рублей купить, то сейчас семь, восемь, девять. Дай бог уложиться.

Ведущая:

Местным производителям, в том числе сельскохозяйственным, как-то администрация помогает выйти в сети, пробиться?

Андрей Трубецкой:

Да. У нас заключено пять соглашений с пятью торговыми сетями. То есть наши товаропроизводители имеют возможность выставлять свою продукцию в федеральных сетях Лента, Магнит, Перекресток, с пятью торговыми сетями у нас заключено соглашение.

Ведущая:

А много предприятий?

Андрей Трубецкой:

Порядка 30. Но честно хочу сказать, мы со своими товаропроизводителями регулярно собираемся. По крайней мере с теми, кто получает меры поддержки из бюджета. Вот они не очень охотно стремятся в торговые сети, потому что вся их продукция на корню разбирается и без федеральных торговых сетей. У них же, у федералов, очень жёсткие требования – по цене, по упаковке, по сертификации. И когда наши производители попробовали, они во многом отказались.

У нас два или три сейчас хозяйства - КФХ, кто регулярно работает на системной основе с федеральными сетями. А все остальные открывают свои магазинчики, свои торговые точки. И у них продукция уходит по гораздо более дорогой цене, потому что это экологически чистый продукт. Они зарекомендовали. Они ж работают не первый год и не второй год. Некоторые работают по 30 лет. У них есть свои покупатели. Вот мы разговаривали (с фермером, прим. ред.). Он говорит: «Мне какой смысл сдавать там мясо по 160 -170 - закупочная цена в торговых сетях, когда у меня по 500-600 рублей приезжают оптом забирают». Мне, говорит, даже торговую точку держать не надо. Потому что у него наработанная клиентская база, то есть желающие там купить.

Ведущая:

Плюс быстрее всё реализуется.

Андрей Трубецкой:

Конечно.

Ведущая:

И продукция свежее.

А в регионы поставляем свою продукцию, или все раскупается здесь, в Сургуте, Сургутском районе?

Андрей Трубецкой:

Я не могу сказать, мы не отслеживаем так предметно. Но по той информации, опять же из диалога КФХ, реализуется здесь.

Ведущая:

То есть надобности такой нет?

Андрей Трубецкой:

Всё реализуется здесь, у всех торговые точки на территории района, даже за территорию района не выезжают.

Ведущая:

Спасибо, Андрей Александрович.

Андрей Трубецкой:

Вам спасибо.

Ведущая:

В Сургутском районе, несмотря на пандемию, удалось поддержать производственные и инвестиционные показатели на высоком уровне, в том числе благодаря грамотно выстроенной поддержке как крупных инвестпроектов, так и малых и средних предпринимателей. Я считаю, что показатели зависят, в том числе, и от каждого из нас. А вы как считаете? Напишите нам в комментариях. Это был «Район в деталях», до свидания.

Полина ПЕТРЕНКО

Фото Алексея АНДРОНОВА

ВИДЕО Сергея МИШАРИНА

Комментарии для сайта Cackle

новости компаний: