Что осталось за кадром фильмов Ольги Корниенко

13:00
1088
Что осталось за кадром фильмов Ольги Корниенко

Известный сургутский режиссёр и кинодокументалист Ольга Корниенко на днях выпустила книгу «Уходящая натура» (подзаголовок – «Что осталось за кадром»). Роскошный иллюстрированный фолиант объёмом 300 страниц вышел в свет тиражом 1890 экземпляров.

Уметь слушать

Ольга Корниенко признаётся, что мечтала об этой книге 20 лет, и её выход совершенно случайно совпал с 20-летием творческой деятельности журналиста. Говорит, копила материалы для издания, как Плюшкин. Собирала всё, что попадало под руку, на камеру, в диктофон. А в прошлом году обратилась к депутату Думы ХМАО – Югры Надежде Алексеевой с просьбой помочь в сборе денег. Благодаря поддержке нескольких депутатов удалось собрать полмиллиона, за что Ольга Корниенко безмерно им благодарна.

Большую часть жизни Ольга Геннадьевна посвятила защите культурного и исторического наследия малых народов Сибири. Со временем она всё глубже проникалась проблемами людей, для которых широкое промышленное освоение Севера стало большим испытанием, поставившим под сомнение сохранение традиционного уклада жизни. Всё более открыто журналист принимает позицию героев своих фильмов, всё громче звучит её призыв к сохранению культурного наследия аборигенов Севера. В своей книге автор телесериала «Исторические хроники Югры» и более тридцати документальных фильмов открывает то, что осталось «за кадром» её сценариев и публикаций.

По её наблюдению, народы Севера становятся «сувенирными» на страницах современных журналов и газет, поэтому в издании речь идёт о том, о чём не принято сегодня говорить. Например, как менялась жизнь аборигенов по мере развёртывания в Сибири нефтедобычи. В книге не раз упоминаются названия известных нефтяных компаний, потому что главная проблема упирается в землю. Именно поэтому издание начинается с главы «Цена вопроса о земле».

Знакомство с книгой раскрывает такое редкостное качество автора, как умение слушать. Казалось бы, речь идёт о профессиональном качестве любого журналиста. Но на самом деле это не так. Современные журналисты больше стремятся иллюстрировать цитатами собеседников собственную авторскую концепцию. А Ольга Геннадьевна своими фильмами, а теперь и книгой отражает реальную жизнь.

Заплутала в мире северных народов

Отсчёт своей творческой биографии Ольга Геннадьевна ведёт с первой экспедиции с Юрием Вэллой по реке Аган в 1996 году. Именно этот известный хантыйский и ненецкий писатель и поэт ввёл её тогда в мир коренных народов Югры. Тот мир, в котором она, по её собственному выражению, плутает до сих пор. Именно поэтому целая глава в книге посвящена Юрию Вэлле. И заканчивается она словами Вэллы, которые как нельзя кстати иллюстрируют суть «Уходящей натуры»: «Родина – это не только земля, где покоится прах предков. Человек жив, пока счастлив. Человек жив, пока чувствует на душе боль. Душевная боль передаётся по наследству. Наследственная боль – это и есть нить, которая связывает человека с родиной. Перестаёт болеть душа – значит, нет твоей родины».

География повествования автора обширна – это и Югра, и Ямал, и Приполярный Урал, и страны Скандинавии, жителям которых Ольга Геннадьевна продемонстрировала Россию с нетрадиционной стороны. В общем, все те места, где побывала Ольга Корниенко и её фильмы.

Но всё же большая часть материалов так или иначе связана с Сургутским районом и его обитателями. «Неудобный Иосиф», «Женщина с характером», «Борис Антонович и другие», «Люди общины «Яун-Ях», «В поисках легенды», «Мы, нижеподписавшиеся…», «Последний монолог», «Огни большого города», «Идеальная модель», «Бизнес по-хантыйски», «Верины надежда и любовь», «Обычная история», «Охота на медведя», «Венгерская рапсодия Якова Сопочина», «Моя дорогая занимательная этнография», «Река жизни» – вот только некоторые новеллы автора, связанные с Сургутским районом. Часть из них публиковалась в различных изданиях, в том числе в газете «Вестник», часть не публиковалась нигде.

В книге также есть небольшие хантыйские сказки, которые дают представление о местной культуре. А ещё – роскошные фоторепортажи, на которых настояла дизайнер вёрстки Татьяна Кадочникова. Именно благодаря ей книга стала не только интересным, но и наглядным пособием о жизни коренных народов Севера.

Вот, например, фоторепортаж «Олени для Саввы». В нём речь идёт о перевозке с Ямала оленей для мансийской семьи Самбиндаловых, которые прожили без этих северных животных 30 лет и всё-таки решили вернуться к традиционному промыслу. Почти тысячу километров по бескрайним просторам Сибири преодолели три огромных грузовика с оленями. В течение всего путешествия животных буквально носили на руках, бережно укутывая в сено и дорнит (синтетический материал, состоящий из полимерных волокон). И всё это время оленеводов сопровождала съёмочная группа в составе Ольги Корниенко и оператора Евгения Романова. Прошло несколько лет, а семья Самбиндаловых остаётся единственной в тех краях, не утратившей труд оленеводов.

На месте старой кожи

А вот история предприимчивого ханты из Сургутского района Клима Кантерова, вставшего на путь малого бизнеса, описанная в новелле «Бизнес по-хантыйски». Вначале он катал сургутян на оленях и изготовлял оцилиндрованный брус на собственной пилораме. Затем окончил специальные курсы, защитил проект этнографического стойбища «Хантыйский дворик» и официально стал индивидуальным предпринимателем. Суть его проекта – привлечь побольше туристов, как российских, так и иностранных, и показать им настоящую жизнь коренных жителей. В планах – открыть базу отдыха в Лянторе и записать устные сказания хантыйских стариков, ещё живущих на реке Пим.

Или героиня новеллы «Верины надежда и любовь», жительница Лянтора Вера Кондратьева. Увлечение сценой привело её к исполнению песен на хантыйском языке и участию в сохранении национальной культуры.

– Жизнь на месте не стоит, меняется. Правильно? Вот у финнов, например, стоит чум, и тут же – современный дом. Дороги проведены, электричество. И олени, тысяча с лишним голов, представляете? А почему бы нам, коренным жителям Югры, так не жить? Чтобы и высшее образование, и олени, и чум был, и тот же современный дом. Чтобы и на своём языке говорить, и на русском, и на английском, если надо, – говорит мама Веры Кондратьевой Татьяна Семёновна.

А это значит, считает Ольга Корниенко, что из-под старой кожи появляется что-то новое – то, что вдохнёт новую жизнь в уходящую натуру аборигенов Севера. А Ольга Корниенко обязательно снимет об этом правдивое, талантливое, пронизанное душой хантыйского народа документальное кино.